Обретение Золотого руна

Всю ночь не спала Медея. Разрывалось ее сердце между любовью к юноше и страхом перед мстительным отцом. Она даже решила помочь Ясону, а потом покончить с собою.
Но встреча с Ясоном в тенистой дубраве вдохнула в нее надежду. Отдала Медея юноше «Прометееву мазь», приготовленную ею из цветов, выросших на месте, куда капала кровь терзаемого орлом титана. Она сказала, что это снадобье защитит Ясона от жаркого пламени, изрыгаемого быками, и холодного железа, сделает неуязвимым. А Ясон предложил девушке бежать вместе с ним на его родину, где он сделает ее своей женой.
И в час испытания не оставила Медея Ясона. Без кровинки в лице стояла она на краю поля и шептала заклятия, когда вел юноша быков под ярмо, пахал железным плугом землю и засевал борозды зубами дракона.
И вот проросли, ощетинились борозды копьями, поднялись во весь рост земнородные, закованные в броню гиганты. И тогда посоветовала Медея Ясону бросить в гущу воинов огромный камень. Не поняв, откуда грозит им опасность, гиганты набросились друг на друга, стали сражаться между собою до тех пор, пока все не полегли на этом поле брани.
Наконец открылся проход к огромному дубу в роще Ареса. Среди его ветвей висело блистающее, словно облако при восходе солнца, золотое руно. Но путь к нему преграждал свивавшийся в огромные кольца дракон, который никогда не спал. В страхе отпрянул Ясон. А девушка смело подошла к змею и окропила его глаза волшебным зельем, навевающим сон. Уснул дракон, растянувшись под деревом. Медея сняла золотое руно и отдала его Ясону. Струившийся от шкуры овна мягкий золотистый свет осветил им дорогу к кораблю. Аргонавты быстро отчалили и налегли на весла. Вместе с ними в далекую Грецию отправилась и Медея.
Лишь утром узнал царь Ээт, что золотое руно похищено, а его любимая дочь бежала вместе с чужеземцем. В гневе приказал он собрать лучших воинов, снарядить корабли и отправиться в погоню за аргонавтами.
На третий день колхи во главе с сыном царя и братом Медеи Абсиртом догнали беглецов. Понял Ясон, что не справиться ему с этой силой. Испугалась и Медея — ведь отец требовал, чтобы выдали беглянку, грозил ей страшной карой за предательство.
Некоторые спутники Ясона склонялись к тому, чтобы во имя собственной безопасности выполнить это требование. Медея скрыла свой страх и обиду. Она предложила Ясону коварный план: заманить брата в ловушку, пригласить будто бы на переговоры, и избавиться от него. Ясон так и поступил. Послав будто бы от имени Медеи богатые дары, он пригласил Абсирта на безлюдный остров, чтобы сообщить некую тайну. А когда безоружный царевич вошел в храм, Ясон убил его.
«Непристойные деяния» героев вызвали великий гнев олимпийцев. Сам Зевс предрек аргонавтам большие потери и долгие скитания.
И впрямь, немало испытаний выпало на их долю. Пришлось кораблю проплыть через узкий пролив между двумя чудовищами Сциллой и Харибдой. Лишь помощь Геры помогла им спастись. А когда мореходы приблизились к острову сирен — полуптиц-полуженщин, которые сладкоголосым пением заманивали, а потом убивали людей, лишь волшебный голос Орфея смог заглушить их призывные голоса.
Подстерегала их беда и на острове, где жила родная сестра царя Ээта, волшебница Кирка (ее римляне называли Цирцея). Она обычно превращала людей в животных. Но лучистые глаза племянницы Медеи пробудили в ней сочувствие. Кирка очистила Ясона и Медею от скверны убийства, принесла жертву Зевсу и умоляла подземных богинь мщения эриний не преследовать их своим гневом.
По пути в Грецию остановились они у острова Схерил, где в стране славных феаков правил мудрый Алкиной. Радушно встретил он аргонавтов. Но через день к острову подошли корабли колхов, и царь Ээт вновь потребовал выдать ему дважды преступную дочь.
Почувствовала Медея, что Ясон вновь в нерешительности и готов ею пожертвовать, лишь бы осталось у него золотое руно.
— Я навеки уйду от стыда и позора в Аид, — сказала она, — но в будущем вернусь и стану для тебя злой эринией!
Радушный хозяин острова услышал из уст Медеи ее историю и сказал: он не выдаст девушку Ээту, если та станет законной женой Ясона. В тот же день отпраздновали свадьбу. Ээту пришлось возвращаться ни с чем.

Великая энциклопедия мифов и легенд