Мифы и легенды эскимосов

Аварунгак или Агдлерут

В одном весьма населенном месте любимым развлечением обитателей было флиртовать с девушками. Однажды вечером девушка, у которой было много братьев, но ни одной сестры, прибежала в дом с плачем: «Интересно, кто бы это мог быть, что всегда бегает за мной и пристает?» Братья сказали, что в следующий раз, когда этот человек появится, ей лучше привести его в дом. Она так и сделала; но оказалось, что ухажер ее – человек совершенно незнакомый всем им. Аварунгак – так звали этого молодого человека – вырос в безлюдных местах. Теперь он пришел к людям и женился на этой девушке, а через некоторое время научился пользоваться каяком и стал превосходным охотником. Однажды к ним приехали гости с юга; одна старуха подошла к Аварунгаку и сказала так: «Если бы Аварунгак узнал, какая у нас на юге прекрасная охота и как много вокруг ауков (чистик толстоносый), он, я уверена, непременно захотел бы тоже побывать в наших местах!» Сказав это, она уехала; но Аварунгак после ее слов долго не мог заснуть – так велико было его желание поехать в те места как можно скорее. Уже на следующий день он велел своим домашним готовиться к путешествию; он сказал, что собирается откочевать на юг. Они погрузились в лодку и пустились в путь. В дороге они спрашивали встречных, далеко ли до тех мест, и все отвечали, что еще не очень близко. Наконец они высадились на берег передохнуть от гребли, и люди в том месте сказали, что, возможно, завтра они доберутся до места. «Когда вы уйдете отсюда и обогнете мыс, увидите огромный шатер – вам следует избегать и остерегаться его. Вскоре после этого увидите маленький белый мыс, миновав который вы встретите огромное множество людей. У них-то вам и нужно высадиться». Петешественники вышли в море и вскоре дейсвительно увидели маленький белый полуостров. Аварунгак, не обращая внимания на предостережения спутников, направил лодку к большому шатру. Когда они высадились на берег, то увидели, что от шатра к ним направляется человек громадных размеров. Он очень вежливо принял их и сказал: «В самом деле, здесь очень трудно найти кого-нибудь для компании; умоляю вас, останьтесь и поживите со мной». Они согласились и начали готовиться к зимовке.

Каждое утро Аварунгак просыпался очень рано, но как-то так получалось, что хозяин дома всегда успевал к этому времени встать и уйти. Однажды осенью Аварунгак встретил его на вершине наблюдательного холма; заметив гостя, великан сказал: «Скоро наступит время, когда через тундру с громкими криками прилетят чистики; тебе придется научиться вовремя вставать». Но как бы рано Аварунгак ни поднимался, ему никогда не удавалось опередить хозяина:

он всякий раз обнаруживал, что тот ушел первым. Однажды он снова застал великана на верхушке холма, и тот сказал ему: «Вот смотри, над морем летят чистики. Поспеши в свой шатер; но помни: ты должен плотно закрыть входной занавес, так чтобы птицы могли проникать в шатер только по одной; и не начинай ловить их, пока шатер совершенно не заполнится». Аварунгак вошел в шатер и плотно закрыл за собой занавес; вскоре он услышал легкое постукивание, и в шатер начали неловко влетать птицы. Он, однако, не смог удержаться и начал ловить птиц раньше времени; они тут же все улетели. Одновременно он услышал брань своего компаньона и слова: «Почему ты не выполнил мой приказ? Я же сказал, что ты не должен ловить их, пока не набьется полный шатер, – ведь иначе у нас не хватит припасов на зиму!» Тем не менее Ааварунгак успел добыть множество птиц – вполне достаточно, чтобы прожить на этих запасах долгое время. Немного позже его компаньон сказал: «Теперь приближается время моржей, но я не охочусь на них; красный морж – чрезвычайно свирепый зверь, и в это время я вообще не отваживаюсь выходить из дома». Когда появились названные животные, Аварунгаку очень захотелось пойти поохотиться на них – его вообще всегда интересовали незнакомые виды охоты. Когда он поразил копьем первого моржа, его компаньон спустился на берег, взял половину туши и одной рукой поволок ее наверх; он миновал шатер Аварунгака и унес полтуши в свой собственный шатер. Аварунгак удивился и сказал себе: «Сомневаюсь, что мне удастся хотя бы попробовать моего первого моржа». Он вошел в шатер и увидел, что гигант занят едой; он ел моржа совершенно один, а его жена и дочь только смотрели; но Аварунгак не посмел возразить. В следующий раз, когда он добыл моржа, на берег пришла жена великана и сразу же унесла его добычу к себе. После этого то же самое проделали по очереди три их дочери. И только когда каждый из них получил по моржу, смог Аварунгак подумать о запасах на недалекую уже зиму. Приятель-великан предложил им всем собраться и жить вместе в его доме; когда Аварунгак согласился, великан добавил: «Нас пятеро, и потому в доме у нас пять окон. Я думаю, что ты добавишь к ним еще окон по числу человек». На это Аварунгак ответил: «Зачем? Мы никогда не делали больше двух или трех окон в доме для группы путешественников, приплывших в одной лодке – сколько бы их ни было»[*]. – «Тогда делай так, как тебе нравится – два или три окна, но только приходи и живи с нами». В начале зимы охота Аварунгака неизменно была удачной и он добывал много зверей; но у гиганта не было каяка, и он никогда не выходил в море.

Время шло, море замерзло, и всякая охота прекратилась. Тогда хозяин дома сказал: «У нас мало припасов; но я знаю, что дальше, за нашей землей, охота достаточно хороша. Завтра мы собираемся туда отправиться». Аварунгак готов был к ним присоединиться, но гигант спросил: «Как быстро ты бегаешь?» – «Думаю, что могу потягаться в беге с любым из четвероногих». Но великан все равно не хотел брать его с собой и согласился только после долгих уговоров. На следующий день они отправились в путь, и каждый нес на шее моток ремня из тюленьей кожи. Они пересекли горы и увидели вдалеке пустынную равнину, и тогда великан сказал: «Видишь вдали эти высокие горы? За ними море, где в избытке водятся белухи. Когда мы доберемся туда, ты должен охотиться только на мелких зверей – ведь ты недостаточно опытен, чтобы добыть и принести домой одного из крупных». Они двинулись дальше, и дочерям великана пришлось держать Аварунгака за руки и помогать ему двигаться вперед, так как сам он был не в состоянии поспеть за ними. Когда все добрались до нужного места, каждый стал наблюдать за трещиной во льду. Как только Аварунгак увидел, что на поверхность в полынье поднимается громадная белуха, он сразу прицелился в нее гарпуном и убил ее. После этого подошли и остальные, и каждый принес по две туши. Хозяин увидел, что Аварунгак нарушил его приказ, и выбранил его; когда же все собрались в обратный путь, то хотели привязать его белуху к своим, а самого Аварунгака посадить сверху и так дотащить до дому. Но он ответил: «С тех самых пор, как я начал охотиться, я никому не позволял таскать мою добычу, и сейчас не позволю. Я сам добыл эту рыбину и сам позабочусь о том, чтобы доставить ее домой». Они не стали с ним спорить, но через мгновение исчезли с его глаз, как будто их ветром сдуло. Наступил вечер, и снова уже занимался рассвет, прежде чем Аварунгак хотя бы издали увидел свой дом и встретил остальных – они уже вновь шли на охоту. Только на четвертый день он добрался до дому; и по пути ему пришлось съесть весь матак (кожу с жиром) со своей добычи. Все это время родные очень беспокоились за него и гадали, не убил ли его компаньон.

Примерно в это время у Аварунгака ощенилась собака. Как только появился первый щенок, великан шепнул что-то жене, и та принесла щенка ему; он взял щенка и тщательно осмотрел все его суставы. После этого жена вернула щенка на место. Она приносила мужу каждого новорожденного щенка, и он точно так же его осматривал; когда же он осмотрел седьмого, последнего щенка, Аварунгак услышал, как великан с женой говорили: «Этот просто великолепен – никакого изъяна ни в одной из лап». Великан и его жена казались недовольными и подавленными; и Аварунгак, который начал уже с опаской думать о том, что у них на уме, однажды сказал: «Если вы хотите иметь собаку, можете взять того из щенков, какой вам больше по нраву». Казалось, они очень обрадовались; выбрали того из щенков, что родился последним, и так к нему привязались, что разрешали ему залезать на лавку и спать ночью рядом с ними. С этого момента и сам Аварунгак стал всеобщим любимцем.

Как-то раз, когда еще продолжалась зима, великан сказал так: «Скоро мы собираемся пойти навестить наших врагов». Аварунгак готов был присоединиться к отряду, но хозяин ответил ему так: «Нет, друг; ты слишком скоро выбьешься из сил: кроме того, во-первых, ты не в состоянии съесть достаточно жира и мяса, а во-вторых, ты неловок и слишком медленно двигаешься». Аварунгак возразил: «Что до жира и мяса, то кажется мне, что я неплохо справляюсь с тем и другим». На это великан возразил: «Ну тогда попробуй вылизать масло из всех светильников в доме, начиная с внешнего». Аварунгак сделал это; и только несколько дней спустя вождь сказал ему, что теперь он может идти с ними на врага, и добавил: «Когда мы войдем внутрь и начнем вылизывать масло, ты должен будешь помочь нам. После этого каждому из нас дадут по большой белухе; ты должен воткнуть в нее нож, резко повернуть его и положить вырезанный кусок себе в рот, после чего внезапно воскликнуть: «Мне нужно выйти, но я сейчас вернусь и продолжу есть; мне очень нравится». Но когда окажешься снаружи, пускайся в бегство и беги что есть мочи домой, а мы вскоре закончим вылизывать лампы и догоним тебя».

Через некоторое время они выполнили свое намерение и отправились к врагам в их жилище. Там все принялись вылизывать масло из светильников, начиная с внешнего, и Аварунгак тоже в меру своих сил принимал в этом участие. Заметив среди гостей незнакомца, хозяева принялись пристально его разглядывать, и великану пришлось объяснить: «Это наш новый сосед по дому; в настоящее время он живет с нами и во всем нам помогает» – и дальше вовсю хвалили его и превозносили его достоинства, рассказывали о его ловкости и силе и добавляли, что он во всех отношениях превосходит их самих. Это, конечно, было неправдой; но они не смели говорить иначе из опасения перед врагами. Хозяин сказал: «Подавайте гостям еду». Женщины тут же вышли из дома и вернулись с большой белухой. Гости набросились на еду; но Аварунгак забыл, что ему советовали вовремя остановиться, и вспомнил об этом, только когда вполне насытился. После этого он опомнился и увидел, что спутники давно уже подают ему знаки; он произнес слова, которые ему велено было произнести, вышел и пустился бежать со всех ног. Невдалеке от своего дома он обернулся и увидел, что существа, в гостях у которых он только что был, превратились в белых медведей и бегут за ним по пятам; но вскоре его спутники догнали его, и дочери хозяина вновь подхватили его под руки, чтобы двигаться быстрее. Они почти добрались до дому, но и враги уже наступали им на пятки, и защитники бросили Аварунгака, да еще и ударили его, так что он упал; медведи тут же собрались вокруг. Но случилось так, что у него с собой был амулет – лосось; амулет сослужил ему хорошую службу – сделал его очень скользким, так что невозможно было ухватить, и так он спасся.

Пришла зима, и Аварунгак решил переселиться в другое место; при отъезде великан-сосед сказал ему: «Надеюсь, ты скоро вернешься и останешься с нами; но где бы ты ни был, не забывай говорить людям, чтобы они никогда не убивали медведя, если он появится поблизости». Так они уехали; но, обернувшись через некоторое время, увидели, что их соседи тоже превратились в медведей: так они узнали, что зимовали среди медведей в человеческом обличье. Позже они услышали о том, что какие-то люди на юге убили медведя, а еще позже Аварунгак и его жена умерли.

Великая энциклопедия мифов и легенд