Мифы и легенды эскимосов

Инуарутлигак, которого в христианстве звали
Петер Рантхолл

В давно прошедшие времена, рассказывают, предки этого самого инуарутлигака (т. е. мифического гнома-инландера, или горного эльфа) жили в крайней южной точке Гренландии, в месте под названием Кутсерфик; это было до того, как они стали бояться людей и прятаться от них. Примерно в то время между ними вспыхнула долгая вражда из-за того, что один человек убил инуарутлигака; и после этого, рассказывают, гномы ушли в пустынные места, стали рыть себе жилища в земле и избегать общества людей. Они жаждали мести и в свою очередь убили человека, случайно встреченного во время одной из охотничьих экспедиций. Им очень не хватало хорошего оружия, и однажды они отыскали на солнечной стороне горы Кутсерфик большой куст ивы. По форме куст напоминал человека, опустившегося на колени и удерживающего руку над землей. Из одного из корневищ этого куста они изготовили оружие, которое по размеру было не больше сжатого кулака, а по форме напоминало пистолет; на конце его они поместили маленький черный камешек с маленьким красным камешком сверху. Закончив работу, они назвали этот инструмент прицельным оружием. Они знали, насколько опасна и убийственна эта штука для них самих, их друзей и родни, поэтому боялись ее и, как говорят, всегда носили в руке.

Примерно в это время и родился тот инуарутлигак, о котором идет речь в нашей сказке. Отца звали Малерке; его старшего сына – Кинавина, второго – Кук; третьего – Асарфе и четвертого – Серсок; о нем-то и пойдет речь. Привыкнув к перекочевкам, семья его – родители и другие родичи – пустились однажды в путешествие на север и несколько лет подряд уходили все дальше и дальше; зимовали они в земляных норах, а ранней весной снова пускались в путь. Говорят, что однажды им встретились необыкновенные люди, у которых верхние конечности были человеческие, а ниже пояса они были сложены как собаки. Эти создания были вооружены луками и ужасны на вид; они способны были учуять запах что человека, что зверя по ветру, как животные. Однажды на зимовке они покрыли всю внутреннюю часть своего подземного жилища одной шкурой – шкурой огромного шестилапого зверя под названием киливфак. Рассказывают, что, когда они съели мясо этого зверя, кости его вновь покрылись плотью, но так было только до шестого раза; и, несмотря на силу и размер, они убили его уже упомянутым инструментом – просто направили и убили. Они умели также уменьшать расстояние от одного места до другого – как бы притягивали разные части страны ближе друг к другу; проделывали они это очень просто – вставали на колени все вместе и раскидывали руки, соединяя ими горные вершины; если некоторые из них оказывались слишком высокими, чтобы раскинуть над ними руки, то первый из инуарутлигаков преодолевал одним шагом уже сжатые части, а остальные по одному следовали за ним след в след. Если кто-то из них делал неудачный шаг, то несколько инуарутлигаков надолго оставались позади.

Через несколько лет путешествия они прибыли в Икерасарсуак (в устье пролива Вайгат) – место, где жили не только инорусеки, но и инуарутлигаки. Они тоже поселились там, рассчитывая дождаться, пока морозы покроют пролив льдом и дадут им возможность присоединиться к тем, кто жил на другой его стороне. Весной они снова пустились в путь; перезимовав несколько раз в разных местах, они в конце концов добрались до Нусака на материке и соединились со своими родичами, которых давно мечтали увидеть; там они провели много зим. Люди говорят, что в начале их путешествия на север высокие горы еще стояли без снега на вершинах, а на Икерасарсуаке не было никакого ледника.

У этих эльфов было два совершенно разных способа одеваться; у каждого из них было два комплекта одежды – один соответствовал их естественному размеру, а второй был достаточно большим даже для человека. Во время странствий они носили собственную одежду, а большую возили с собой на тот случай, если вдруг понадобится носить что-нибудь тяжелое. В этом случае они умели, стегая себя ремнем, увеличиться до размеров человека. Чтобы уменьшиться обратно, они должны были согнуться, войти в свою нору и стукнуться макушкой о потолок – и после этого съеживались до обычного своего маленького размера.

В Нусаке один ангакок, жена которого была бездетна, хотел купить у инуарутлигаков ребенка и предложил за него три ножа, кусок медвежьей шкуры и сплетенные из китового уса рыболовные лески. Увидев все это, Малерке страшно захотел получить эти вещи; а получив, он раздал ножи трем своим сыновьям; четвертого же, и самого младшего, продал в обмен на них. Новый отец мальчика привел его домой и спрятал за домом; но ночью он пробрался в дом и сразу же проскользнул в утробу своей новой матери; поэтому говорят, что уже в материнской утробе он был в полном сознании.

Эти эльфы долго не стареют; юность возвращается к ним пять раз. Постарев в первый раз, они бросаются головой вниз с обрыва и таким образом вновь обретают энергию и гибкость молодости. Так повторяется пять раз, но пробовать в шестой раз бесполезно. Обычай бросаться с обрыва они называют инутсунгнарток. Они никогда не умирают молодыми – только после того, как проживут все пять своих возрастов; исключение составляют те, кого убьет снежная лавина.

Великая энциклопедия мифов и легенд