Мифы и легенды эскимосов

Кагсюк

Говорят, что когда-то Кагсюк зимовал на островах Карсит возле Амердлока (Хольстейнсборг) и что его сын взял в жены единственную сестру неких людей, живших в Сатоке возле Манеетсока (Суккертоппен). Кагсюк, как и сын его, был сильным и могучим человеком; последний был к тому же человекоубийцей, неуязвимым для врагов.

Однажды сын вместе с братьями жены провел весь день на охоте; вечером, когда уже темнело, он заговорил с женой, и дело кончилось ссорой. Поначалу братья жены, боясь его силы, промолчали; но он пнул ее, и они не выдержали – подскочили все вместе к нему и схватили, стремясь защитить сестру. Он попытался заговорить с ними и успокоить их гнев, но безуспешно, и в конце концов они ударили его ножом; однако каждый раз, когда ему наносили рану, он проводил по ней ладонью, тер, и рана сразу же заживала. После этого он посшибал их всех на землю, одного за другим. Тем не менее с этого времени он перестал доверять братьям жены. Однажды темной ночью он бежал из дома, бросив каяк, и направился по льду на север; там он жил некоторое время с какими-то другими людьми, а в конце концов добрался до отцовского дома. Узнав, как обращались с его сыном, Кагсюк впал в ярость. Напрасно сын пытался уговорить его отложить мщение. «Раз они пытались ударить тебя ножом, – отвечал тот, – мы сегодня же ночью отправимся в путь и уничтожим всех жителей Сатока». И в тот же день они отправились в Саток и убили их всех, пощадив только мальчика и девочку. Вернувшись после этого в Карсит, Кагсюк стал еще более отчаянным и беспощадным убийцей. Жители Амердлока, узнав об этом, стали бояться отходить далеко от берега. Кагсюк и сын его, будучи очень подозрительными людьми, договорились жить так: в хорошую погоду сын выходил в море на каяке и охотился один, а если в море выходил отец, то сын оставался дома; и только в сильный ветер – только тогда – они выходили в море вдвоем.

Однажды зимой, когда дни только начали увеличиваться, два каякера из Амердлока угодили в море в снежную бурю, потеряли из виду свой берег и не сумели вернуться. Они потерялись в море и случайно подошли к берегу возле дома Кагсюка; увидев его, они страшно испугались, как бы он не убил их. Как только они увидели, что он выходит из дома, они не дали ему вымолвить ни слова, а сразу же объяснили: «Случай принес нас сюда, а вовсе не желание навестить вас. Мы потерялись в снегопаде и не могли двигаться против ветра». Кагсюк пригласил их сойти на берег и добавил, что, как только непогода спадет, они смогут отправиться домой. При этих словах они почувствовали себя увереннее и вошли в дом, где было очень жарко. Весь день Кагсюк говорил без умолку; но вечером, когда ни штормовой ветер, ни снег не улеглись, вдруг замолчал. Через некоторое время он спросил: «Какой каяк сын взял сегодня?» Другие жильцы его дома ответили: «Узкий». Тогда Кагсюк заметил: «Я немного беспокоился о нем; но раз он взял этот каяк, все будет в порядке». Позже в тот же вечер раздались крики о том, что сын вернулся с тушей моржа на буксире; когда те, кому надлежало вытащить добычу на берег, вышли из дома, Кагсюк сказал: «Они не собираются оставаться у нас, они просто потерялись и по случаю, невольно, вышли сюда». Гости начали оглядываться и только тогда поняли, что он говорил с сыном; тот появился в дверях и успел уже натянуть лук и прицелиться в них. Услышав слова отца, он снова вышел и тут же вошел обратно и спросил, предложили ли гостям что-нибудь поесть, – а узнав, что они еще ничего не ели, велел подать всевозможные блюда и сам сел напротив, сказав, что разделит с ними трапезу. После этого они легли отдыхать и спали спокойно, пока Кагсюк не разбудил их и не сообщил, что погода совершенно успокоилась и они могут без опаски пуститься в обратный путь. Прощаясь, он велел наполнить их каяки припасами, но одновременно добавил: «Позаботьтесь о том, чтобы никто из ваших не приезжал сюда в гости, иначе мы отнимем у них жизнь». Они оттолкнулись от берега и благополучно добрались до дому. Но когда другие люди в Амердлоке увидели привезенные ими подарки, все сразу же захотели навестить Кагсюка; и, несмотря на то что оба случайных гостя постоянно предупреждали всех об угрозах Кагсюка, несколько человек решили все же попытать счастья. Они поехали и не вернулись. Среди этих пропавших каякеров были и сыновья двух стариков, очень искусных в колдовских заклинаниях. Они приготовили луки длиной с человеческую руку, а когда закончили, сказали своим соседям: «Мы отправляемся, чтобы наказать Кагсюка; пока вы будете приближаться к дому с моря, мы нападем сзади».

У Кагсюка на крыше дома был закреплен амулет – тугдлик, который всякий раз предупреждал его о близкой опасности. Однажды Кагсюк услышал его крик и вышел из дома; он увидел приближающихся каякеров и сказал: «Хорошо; я вас вижу». Но в это время два старика, которые при помощи колдовских заклинаний укрылись от амулета, скрытно подошли к дому сзади и застрелили его на месте. Каякеры вышли на берег и убили всех его домашних, за исключением сына, которого в тот момент не было дома; он после бежал на север.

Примечание. Некоторые рассказчики продолжили историю Кагсагсюка (№ 1) тем, что далеко на севере он встретил Кагсюка; его дом располагался на широкой открытой равнине, а у входа был натянут шнур, увешанный кусками моржовых клыков, которые должны были громко греметь, если кто-то чужой попытается войти в дом.

Великая энциклопедия мифов и легенд