Мифы и легенды эскимосов

Наваранак или Явраганак

(Это, очевидно, историческое предание существует в двух отдельных вариантах; оригинальные экземпляры не имеют полного совпадения и не позволяют скомпоновать из двух рассказов один, хотя, очевидно, берут начало из одного и того же источника. По вариантам этой сказки можно проследить, как рассказчики, по обыкновению, всегда привязывают события, о которых идет речь, к своим родным местам. Первый рассказ записан в Северной Гренландии, где роль сказочных обитателей внутренних земель призваны играть представители оленеводческих племен; второй – на Лабрадоре, где, совершенно ясно, в виду имеются местные индейцы. Весьма примечательно, что в Южной Гренландии была записана третья версия этой же легенды, где обитатели внутренних районов – инландеры – идентифицируются с древними скандинавскими поселенцами, которые действительно жили когда-то в этих местах.)

Вначале сухопутные и береговые люди были друзьями. Оленные люди частенько посылали служанку по имени Наваранак к береговым людям за матаком, а в обмен посылали им олений жир. Но через некоторое время служанка устала бегать туда-сюда и решила освободиться от такой работы – поссорить береговых и оленных людей и сделать их врагами. С этой целью она сказала оленным людям, что береговые собираются на них напасть, а береговых людей уверила в том, что оленные готовят набег на них. В конце концов она взбесила оленных людей до такой степени, что они действительно решили напасть на прибрежное селение и выбрали такое время, когда – как им было прекрасно известно – все мужчины были на охоте; сами же они в сопровождении Наваранак обрушились на беспомощных женщин и детей. Некоторые из матерей в испуге поубивали собственных детей, но одна беременная женщина сумела спрятаться внизу под лавкой; когда же оленные люди снова послали Наваранак искать ее, она пообещала служанке все, что у нее было, только бы та не выдала ее. Кое-кому удалось также избежать смерти, укрывшись среди камней, но все остальные были убиты. Когда вернулись мужчины, оставшиеся в живых выбежали им навстречу и рассказали о том, что произошло; мужчины поднялись с берега к домам, увидели всех своих мертвыми и почти отчаялись. Когда пришло время обдирать и разделывать кита, Наваранак не появилась на берегу, как обычно; казалось, она совершенно пропала. Когда же вновь наступило утро, мужчины приготовили побольше стрел и двинулись в глубь тундры мстить оленным людям. По пути они кричали, как было у них в обычае: «Наваранак, иди к нам; у нас есть для тебя матак!» Но никто не появлялся. Они снова прошли какое-то расстояние и снова принялись кричать «Наваранак!» и т. д. На этот раз она откликнулась на зов и подошла к ним. Заметив у них стрелы, она совсем уже было хотела уйти прочь. Они, однако, успокоили ее и сказали, что убегать от них ей незачем. Она отважилась подойти еще ближе – совсем близко, и они спросили у нее, где искать ее соплеменников. Она сказала: «Там, еще дальше в глубине тундры!»; но после этого они привязали ее крепко к веревке и тащили за собой, пока она не умерла. Наконец они добрались до огромного озера, вокруг которого повсюду были разбросаны шатры оленных людей; мстители видели, как люди выходили из них и входили обратно. Они дождались, пока все вошли в шатры, и только после этого напали. С обеих сторон полетели стрелы; но стрелы оленных людей вскоре поредели и закончились, а береговые люди все остались невредимыми. Расправившись с мужчинами, они вошли в шатры, убивая женщин и детей; а удовлетворив таким образом свою месть, вернулись к своим домам.

Второй вариант:
(На острове Окак возле Лабрадора эту сказку рассказывают так:)

Когда-то в Кивалеке, на острове Окак, жило много людей, и среди них одна индианка по имени Явраганак. Она с детства жила с береговыми людьми и была у них в услужении, но при этом всегда оставалась чужой среди них. Однажды, когда она была голодна и мечтала об одном из своих индейских кушаний, она сказала: «В Пангме у моих соотечественников всегда много языков», на что один старик насмешливо заметил: «Думаю, у тебя там много братьев и других родственников; тебе бы пригласить их сюда», и ночью она ушла из селения, чтобы позвать и предупредить родных. В те времена всюду водилось множество зайцев, и иногда можно было даже услышать, как они бегают по крышам домов. Однажды ночью, когда в селение пришла Явраганак с множеством своих соплеменников, люди внутри дома услышали невнятное бормотание, и тот самый старик сказал: «Я не я, если это не зайцы! Они, кажется, резвятся вовсю!» Кроме него, в доме не было ни одного мужчины; все были на охоте. Так и случилось, что индейцы – соплеменники Явраганак – убили всех обитателей дома. Многие из них искали спасения в пещере, но и там некоторые задохнулись, а другие были убиты. По возвращении мужчины обнаружили всех своих женщин и детей убитыми; вскоре после этого они собрались и отправились убивать убийц. Среди этих людей был один ангакок. Он проделал для них проход прямо сквозь гору, и все соплеменники Явраганак были уничтожены. Саму ее, однако, найти не смогли, так как она спряталась; но люди очень верили в своего ангакока. Наконец кто-то из мужчин случайно воскликнул: «Как бы мне хотелось, чтобы Явраганак снова мне служила!» Услышав эти слова, она тут же появилась с видом полного довольства. Но они все вместе навалились на нее, обвязали ее веревкой вокруг тела и волокли по земле, пока она не умерла. Вот так с ней расплатились за то, что она сделала.

Великая энциклопедия мифов и легенд