Мифы и легенды эскимосов

Сыновья, которые отомстили за мать

Множество братьев жили вместе в одном доме, и с ними жила всего одна женщина – их старая мать. Рядом с их домом стоял еще один – дом пожилой пары, среди детей которой были одни только девочки; и ни одна из них не покинула своих родителей. Когда братья в поисках лучшей добычи перебрались на другую сторону фиорда, старики последовали за ними и тоже устроились неподалеку. Там мать братьев умерла; мужчины остались без хозяйки в доме, и теперь домашнюю работу пришлось взять на себя младшему из братьев. Старшие по очереди выходили в море на каяках, навещали могилу матери и оплакивали ее. В конце концов они вернулись на обычную зимнюю стоянку, и старики тоже вернулись в свой небольшой дом. И здесь братья продолжали чередоваться – то выходили в море охотиться, то навещали могилу матери; только младший из братьев всегда оставался дома разделывать тюленей и делать всю прочую домашнюю работу. Однажды, придя на могилу, братья увидели, что верхние камни ее потревожены и сдвинуты с места. На следующий день они снова пошли к могиле; они спрятали свои каяки и сами тоже спрятались за грудой валунов. Когда полностью рассвело, они увидели, что от их собственного берега отплыл каякер; еще немного, и они узнали в нем своего старика соседа. Сперва они решили, что он плывет к маленькому нежилому домику чуть дальше на берегу; но он миновал его, направился прямо к могиле и стал шарить вокруг. Тогда братья сказали: «Доказательств достаточно; он и есть преступник; давайте убьем его завтра». Вскоре они увидели, как старик спустился на берег, сел в каяк и поплыл через фиорд обратно; они двинулись следом. На следующее утро они все явились к нему в шатер; он еще не поднялся. Первым вошел старший брат, за ним – остальные. Старший обратился к старику с такими словами: «Мы пришли к тебе таким образом не без причины, а потому, что недавно кто-то потревожил могилу нашей матери». – «Но кто же мог сотворить такое? – воскликнул старик. – Я всего лишь бедный немощный старик и едва способен добраться до маленького домика на том берегу». Старший брат ответил: «Тем не менее я знаю, что преступник ты, поскольку мы все видели, как ты вчера шарил вокруг могилы»; с этими словами он набросился на старика, вытащил его из шатра и убил на месте. После этого вернулся в хижину и направился прямо к старшей из дочерей старика со словами: «Твой отец расплатится со мной через дочь»; сказав так, он отвел ее в свой дом и взял в жены. На следующий день младшим братьям пришлось во время отсутствия старших следить за ней, иначе она непременно убежала бы. Так продолжалось долго. Она оставалась в доме братьев, но все время упрямилась; ее невозможно было заставить лечь на лавку, вместо этого она сидела и не спала до рассвета.

Наконец она решила убить мужа. Возвращаясь в дом ночевать, он обыкновенно клал свой нож перед лампой. Однажды ночью, когда все в доме крепко спали и муж ее тоже лежал рядом, она завязала тщательно башмаки на ногах и взяла нож. Вдруг ей подумалось: «Если от его крика проснутся остальные, они наверняка накинутся сразу же на меня; но пусть их. Пусть возьмут и мою жизнь, как взяли уже жизнь моего нечастного отца». Она отбросила свои страхи и воткнула нож мужу в грудь; через мгновение он молча испустил дух. Она не стала вытаскивать нож, а бросилась поспешно к дому матери и сказала: «Собирайте побыстрее свои вещи и уходим; я убила старшего брата». В туже ночь они погрузились в лодку и отплыли. Та, что убила своего мужа, спросила человека на руле: «Куда мы плывем?» Тот ответил: «Я пойду вдоль берега на север». Но она подумала о том, что преследователи, скорее всего, изберут это же направление; поэтому она посоветовала ему править прямо в море. Стоило им отвернуть прочь от земли, и тут же передняя из женщин-гребцов сломала весло. Она попросила весло у соседки – и сломала его тоже. Так продолжалось до тех пор, пока она не сломала их все, одно за другим, а в конце концов не попросила весло у рулевого. Он тогда спросил ее: «Чем же мне тогда править?» – «Веслом от каяка, конечно», – ответила она. И они поплыли дальше с единственным веслом; рулевой же правил веслом от каяка. Мать, сидевшая на дне лодки, сказала сыну, сидевшему на руле, что впереди вскоре появится земля; она велела ему править прямо на солнце и идти вдоль берега на юг. Как она и сказала, вскоре на горизонте появилась Большая земля; они увидели на берегу дом и высадились возле него. Случилось так, что возле дома в тот момент стоял всего один мужчина; кроме него, там были одни женщины. Их пригласили в дом, и они вошли.

Тем временем братья убитого, оставшиеся в доме, проснулись и нашли его заколотым и плавающим в крови. Они бросились к дому соседей и, обнаружив его пустым, сразу же бросились в погоню. Первым делом они осмотрели побережье к северу и расспросили всех, кого встретили на пути; ничего, однако, не выяснив, они развернулись и двинулись в обратную сторону; миновали свое жилище и направились на юг. Там им повезло не больше; они долго рыскали по окрестностям и вернулись домой только тогда, когда пора было уже готовиться к зиме. На следующее лето они снова вышли в море и хотели плыть на Акилинек, но, добравшись до земли на той стороне, двинулись не на юг, а на север; они расспрашивали всех, кого удавалось встретить на берегу, но в конце концов отказались от погони и поселились там.

Тем временем вторая из бежавших сестер вышла замуж за единственного мужчину стойбища; а их брат, в свою очередь, выбрал себе жену из сестер шурина. Родившегося сына он назвал в честь своего бедного покойного отца. Бабушка тогда приказала им: «Принесите мою сумку!»; с самого дна сумки она достала точильный камень инуарутлигаков (горных гномов) и, натирая им новорожденного младенца, принялась повторять без конца: «Дитя! Будь таким же твердым, как этот камень!» (т. е. магически неуязвимым). И после этого каждый раз, когда мальчику шили новую одежду, она непременно натирала его камнем и повторяла те же слова: «Будь твердым» и т. д. С течением времени, когда у сына появились еще дети, он однажды отважился спросить, не живут ли в этой стране еще люди. Одна из женщин ответила ему: «Ну да, к северу от нас живет много народу, но мы там никогда не были и никого не знаем». После этого он принялся уговаривать шурина перебраться туда вместе с ним. Поначалу тот не соглашался плыть к этим неизвестным людям; но первый продолжал уговоры, и в конце концов он согласился; они вышли в путь всего на одной лодке.

После довольно долгого путешествия они приплыли к высокому мысу, под прикрытием которого возле небольшой бухточки увидели множество шатров. На следующее утро беглец поднялся на холм; но, увидев, как от берега отошел каякер, вновь поспешил вниз. Он сел в свой каяк и тоже отошел от берега, чтобы познакомиться с этим человеком. Он поравнялся с ним, и черты лица каякера показались ему знакомыми – он узнал следующего по старшинству брата из тех, с кем они жили на прежнем месте. На пути к охотничьим угодьям он принялся расспрашивать его: «Ты из местных?» – «Да, я здесь родился». – «А ты тоже здесь вырос?» – «Нет, я родился и рос не здесь, а напротив. Когда самый старший из нас, братьев, был убит собственной женой, мы покинули свою землю и попытались отыскать ее; в конце концов мы поселились здесь». Беглец спросил: «Ты женат?» – «Да». – «И все твои братья тоже женаты?» – «Да, за исключением самого младшего». – «Дети у тебя есть?» – «Да, двое – два мальчика». – «А у твоих братьев есть дети?» – «Да, и у всех только мальчики». После возвращения с охоты беглец посидел немного в шатре вместе с родичами, как вдруг обитатели шатра услышали снаружи шум множества людей, и тут же в шатер ворвались все те братья. Тот, кто стал теперь старшим, сел напротив бывшей невестки и воскликнул: «Этих людей нетрудно узнать!» На это беглец ответил: «Может, нас и легко узнать, но и вас тоже, хотя вы и притворяетесь чужими здесь». Старший из братьев сказал: «Разве можем мы оставить их в живых – теперь, когда наконец нашли их?» Их старый враг – та женщина, что совершила убийство, – была занята тем, что сучила нитку для шитья. Ее брат сказал: «Говорят, что женщины не годятся на то, чтобы мстить за себя мужчинам»; он взял большой нож и передал его второму со словами: «Посмотри сюда; этого несчастного малыша назвали в честь моего отца, которого вы убили; утолите свою жажду мести, убейте его первым». Дурной человек тут же ударил ножом мальчика, который стоял выпрямившись посередине шатра; но нож отскочил от него с таким звуком, как будто ударился обо что-то твердое. Поняв, что не сможет ранить его таким образом, он осмотрел нож и обнаружил, что тот сломан. После этого он вернул нож хозяину, и все они покинули шатер. Вскоре после этого бывший беглец вышел наружу и с изумлением увидел, что люди спешно готовятся покинуть стойбище. Он решил сделать то же самое; обе группы отчалили одновременно.

Братья пересекли море и вернулись на прежнее место, а беглецы остались навсегда на новом. Там жили и они сами, и их потомки, и там лежат, говорят, их кости.

Великая энциклопедия мифов и легенд