Мифы и легенды эскимосов

Девочка, которая отправилась на поиски брата

Алекатокак вместе со своим братом Азувиной отправилась ставить ловушки на лисиц. Когда они добрались до условленного места, она сказала брату, что ей нужен плоский камень на дверцу ловушки, и попросила брата отыскать и принести ей такой камень. Он пошел за камнем; его долго не было, и она принялась искать его – но безуспешно; он исчез. Ей пришлось вернуться домой в одиночестве. Увидев, что она возвращается одна, отец сказал: «Я думаю, ты ранила его – а может, и убила. Я так этого не оставлю и накажу тебя». Он и раньше часто угрожал разделаться с ней – он никогда не любил дочь, а считал ее пустой бездельницей, неспособной принести какую бы то ни было пользу. Мать пожалела ее и посоветовала бежать от людей; она послушалась совета, собрала в небольшую сумку кое-какую одежду и ушла далеко в тундру. Она всегда любила бродить в одиночестве и способна была догнать оленя.

Однажды, проходя мимо горной расселины, она увидела внизу, в долине, небольшой дом с отверстием в центре крыши. Она направилась к этому дому и, заглянув сверху, увидела кого-то вроде великана; этот человек тоже заметил девочку и обратился к ней со словами: «Что нужно тебе здесь, несчастная дочь берегового племени? Неужели ты думаешь, что я отпущу тебя просто так?» После этих слов он бросился наружу и попытался поймать ее, но она за это время успела найти подходящее место и спрятаться; когда же он вернулся в дом, она вновь поспешила уйти подальше в тундру. В конце концов девочка вышла к дому с тремя окнами. Она заметила, что внутри готовят еду и занимаются другими делами, но людей вокруг видно не было. Сама того не зная, она преодолела очень большой путь и попала в страну теней. Послышался голос: «Входи, малышка с берега, входи!» Девочка вошла в дом, и перед ней сразу же появилось блюдо с вареным мясом; когда голод был утолен, невидимые тени, среди которых она оказалась, пригласили ее остаться ночевать. После долгих дальнейших скитаний она наконец вышла к морю и увидела возле небольшого ручейка множество шатров, растянувшихся далеко вдоль русла. Прежде чем спуститься к шатрам, она дождалась вечера; она сидела на склоне и слышала, как кричат дети в селении: «Кто-то из каякеров возвращается! Тюленя тащит!» Вот уже из-за мыса появился каякер, и дети снова закричали: «Азувина добыл тюленя!» – и она с уверенностью поняла, что нашла наконец брата. У людей в том селении был вождь, и его шатер был больше остальных, а за ним располагалась площадка, которую здешние мужчины использовали для игры в мяч. Она разглядела сверху, как ее брат вместе с другими охотниками пошел туда, как ему велели поднять большой круглый камень; но он не смог этого сделать, и остальные повалили его на землю. Вечером она спустилась с горы и направилась прямо к дому брата. Он очень удивился ее приходу и рассказал, что заблудился тогда в поисках плоского камня для ее ловушки, но сейчас он уже женат и у его жены есть сестра. Дальше он рассказал ей, что в стойбище есть дурачок, который – очевидно, при помощи ясновидения – скоро узнает, вероятно, о ее появлении. Ей лучше спрятаться пока за висящими на стене шкурами. На следующее утро дурачок пришел в дом и сказал: «Ночью мне приснилось, что к нам пришла женщина с побережья, к тому же сестра Азувины». Азувина, однако, ответил: «У меня нет сестры», и тот ушел. Сам же Азувина весь день провел дома в обществе сестры. Вечером Алекатокак оделась в одежды своей невестки и в таком виде пошла с ними на площадку для игры в мяч. Вождь поднял большой круглый камень, но не удержал и уронил его прямо себе на ноги, сильно покалечив их. Тогда Алекатокак велела быстро привести маленькую собачку; узнав же, что во всем селении нет ни одной собаки, она поспешила в тундру, где догнала и принесла в селение молодого оленя. Она разрезала оленю брюхо и велела вождю сунуть поврежденные ноги в оленьи внутренности; таким образом она вылечила вождя.

Она вышла замуж в этом селении и родила сына. При его рождении ей принесли овальное блюдо с лисьими потрохами и велели с закрытыми глазами проглотить их. Такой был у них обычай; так делали, если хотели, чтобы новорожденный вырос умным и быстрым. После такого лечения она сразу же поправилась, а ее мальчик вырос и стал очень быстрым бегуном; они жили в том селении и оставили после себя множество потомков.

Великая энциклопедия мифов и легенд